СЕМИНАР
Альфа_мед

Страх и ненависть Марины Овсянниковой: как устроена специальная операция по уничтожению личности

Который день не утихают страсти: каждый приличный человек с паспортом «хорошего русского», то есть просто «со светлым лицом», должен проклясть Марину Овсянникову — бывшего международного редактора Первого канала. Напомним, в марте этого года она выбежала с плакатом «Нет войне» во время прямого эфира, встав за спину телеведущей Екатерины Андреевой.

Овсянникова получила административный штраф за дискредитацию Вооруженных сил России и была уволена с Первого канала. Сейчас, судя по ее Твиттеру (пока не запрещен в РФ), Марина путешествует по миру с выступлениями, получает премии за свободу слова и... бесконечный поток помоев в соцсетях.

Публикуем колонку специального корреспондента ЯРНОВОСТЕЙ Екатерины Винокуровой о том, как Марина Овсянникова потеряла родину и рискует потерять саму себя.

Если Первый канал ограничился репостом в Telegram-канале замгендиректора Кирилла Клейменова, что Овсянникова совершила не «эмоциональный поступок», а «предательство», то оппозиционная общественность в соцсетях выносит вердикты куда жестче.

Перечислим основные обвинения в адрес Овсянниковой.

Первое. Помимо премий и возможности выступать на европейских площадках, она получила работу в издании Die Welt, куда иногда пишет колонки, в то время как журналисты, годами обличавшие власть, остались без работы, но их крупные немецкие концерны не зовут.

Второе. Она недостаточно покаялась и не понесла наказания за «кровавую пропаганду». Журналистка на это отвечает, что занималась лишь переводом новостей международных агентств.

Третье. Овсянникову — как, впрочем, и многих других — подозревают в работе на российские спецслужбы.

Четвертое. Овсянникова призывает не судить строго рядовых сотрудников гостелеканалов, выдавая, впрочем, стандартные аргументы «про ипотеки».

Пятое. Журналистка, едва придя на порог, посмела критиковать людей, которые уже много лет в оппозиции борются с режимом. И, наконец, последнее заявление Овсянниковой отталкивает от нее уже даже ситуативных сторонников: она заявила, что происходящее на Украине — «коллективная вина всех россиян» и что вообще является украинкой и намерена сменить фамилию на девичью — Ткачук.

Многие другие противоречивые заявления Овсянниковой, в том числе, что она «честь и совесть России», оставим без внимания. Как и вопрос эффективности ее борьбы за мир путем классического выступления на международных площадках, имеющих, будем честны, нулевое влияние на европейских, российских и украинских политиков.

Министр культуры Украины уже призвал запретить въезд в страну Марине Овсянниковой. В свою очередь, спикер российской Госдумы Вячеслав Володин предложил лишать «таких как Овсянникова» гражданства.

Кто-то из читателей подметил особенность: если у самых крупных российских ультрапатриотов в ответ на самые ястребиные реплики в комментариях все же находится немало поклонников, то у Овсянниковой, кажется, их просто нет — ее поддерживает публично разве что Евгений Ройзман.

Почему же на самом деле все так ненавидят Овсянникову? Оставим за скобками простое «да вы завидуете». Зависть — нормальное чувство, особенно для людей, годами носящих камни, которые они сами признают неподъемными... Но стоит ли ее выражать коллективно в виде чуть ли не публичных доносов в то же самое Die Welt?

Но вот что кажется важным.

Во-первых, Овсянникова действительно никогда не была публичным спикером, и ее противоречивая картина мира абсолютно нормальна. Она не готовилась к своей роли годами и «удивительным образом» оказалась к ней не готова — как и другие десятки и сотни ситуативных знаменитостей.

Журналистка пытается уместить в себе и протест против гибели людей, и украинское происхождение, и чувства ответственности и гордости за интервью крупнейшим мировым медиа, и эмпатию к бывшим коллегам, и массу всего другого. Эмоции Марины Овсянниковой, которые она выражает публично, — это не позиция медиа-звезды, а нормальное поведение обывателя. И разве что анонсированный жест со сменой фамилии на украинскую выглядит уже осознанным пиар-ходом.

Оскар Уайльд писал: «Ненависть девятнадцатого века к Реализму — это ярость Калибана, увидевшего себя в зеркале. Ненависть девятнадцатого века к Романтизму — это ярость Калибана, не находящего в зеркале своего отражения».

Ненависть патриотов к Овсянниковой — это ярость Калибана, который видит себя в зеркале и думает: «А что она выпендривается? Она же была одной из нас, у нас тоже ипотека, работа и дети».

Ненависть к ней оппозиции — это ярость Калибана, который смотрит в зеркало и не видит в нем своего отражения: Овсянникова пытается, хоть и неуклюже, транслировать собственные мысли, а не повторять уже выверенные годами коллективные тезисы.

Во-вторых, обратите внимание на то, как реагируют патриотические соцсети на сегодняшний пост в Telegram-канале Дмитрия Медведева, который заявил, что некие «они» хотят смерти России, а он будет бороться, пока жив, чтобы «они» исчезли...

К сожалению, зампред Совбеза не поясняет, кто такие «они» и где «они» находятся — в России, на Украине или на Западе. Самую большую ярость у ультрапатриотов сейчас вызывают даже не уехавшие оппозиционеры, а умеренные критики из России. Их уже называют «капитулянтами», которые сейчас своими недоуменными репликами хотят опорочить светлый образ экс-президента и склонить стороны к мирным переговорам и окончанию военной фазы, что есть «преступление против государственности».

В основе этой ненависти лежит в первую очередь страх: вдруг патрон возьмет и поговорит не с ними (верными, многолетними и выверенными), а ответит, например, на чью-то случайную реплику, да позовет выпить чаю — а там и прислушается! Ситуация с Овсянниковой выглядит похоже: страх замещения себя перед уже иным, либеральным патроном на некую новую фигуру, которая может произнести «что-то не то».

Пока попытки Овсянниковой оправдаться выглядят извинениями перед всеми сразу и поиском хоть какого-то пути. К сожалению, пока он ведет в никуда: «Марина Ткачук» наутро рискует проснуться в полной безвестности.

А для Марины Овсянниковой, если честно, вариантов развития событий совсем немного.

Например, она могла бы начать работать с пиар-командой, делать все более стандартные, но медийные ходы: запросить смену гражданства, выступить с речью в Конгрессе США и потребовать новых санкций, а далее — по накатанной.

Эффективность такой линии по шкале «шанс сменить власть в России» равна, как мы видим, почти нулю, однако дает по жизни много приключений и приятных бонусов.

Хочется, конечно, написать и какой-то другой — оптимистический! — сценарий, пропустив фантастическое «покаяние и возвращение» туда, где ее уже не ждут.

Но сделать это может только сама Овсянникова. Наверное, для начала прекратив извиняться и объясняться, совершать медийные и пустые поступки и пытаться угодить всем сторонам. Теперь нужно действовать не в интересах «истории», «всего человечества» и так далее, а прежде всего — в интересах собственной личности, которую так легко потерять за всеми реплаями в соцсетях.

Распечататьспециальная военная операцияМарина Овсянникова

ДЕНЬ_ГОРОДА
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика